27/11/202001:11

Пресса

07.02 12:43 Нарисуем – будет жить?

Алматы - 7 февраля /KZinform/. "Мегаполис" вспоминает о прототипе символа Азиады - снежном барсе и реальных перспективах сохранения редкого - уже практически исчезнувшего - вида.

Символ Австралии – кенгуру, сегодня их там едва ли не больше, чем людей. Канадский символ – кленовый лист, и Канада издревле считалась страной клёнов, а кленовый сироп – особая гордость и непременное угощение канадской кухни. Символ Китая – панда, она обитает только в горах провинции Сычуань и Тибета. Символ Казахстана, а заодно и Азиады, снежный барс – животное, чья численность в Казахстане ещё в начале 2000-х была в пять раз ниже, чем в Монголии и более чем в 10 раз ниже, чем в том же Китае. И пока мы обсуждаем, насколько гармонично сидит голова барсёнка Ирби на его плечах, популяция настоящих барсов сходит на нет.

Ирбис – животное исключительно азиатское, их наибольшая популяция приходится на Китай – от двух до пяти тысяч. От пятисот до одной тысячи особей снежных барсов насчитывается в Монголии, от двухсот до шестисот – в Индии, от ста пятидесяти до пятисот – в Киргизии. Казахстан же по численности барсов сравним с Россией, Бутаном, Афганистаном и Таджикистаном: в этих странах популяция колеблется от ста до двухсот особей.

По официальным сводкам количество ирбисов в Казахстане уже несколько десятилетий приравнивается к 180-200, при этом, как заметил «Мегаполису» заведующий кафедрой зоологии КазНУ им. Аль-Фараби, доктор биологических наук Сабыр Нуртазин, сокращение популяции – очевидный факт, и фактическое количество оставшихся в Казахстане барсов сегодня гораздо ниже заявленных цифр. При этом посчитать ирбисов, по словам эксперта, довольно сложно – они обитают там, куда человеку добраться практически нереально – слишком высоко и холодно.

– В Джунгарском Алатау они встречаются на высоте 600 – 700 метров над уровнем моря, а в Заилийском Алатау и Центральном Тянь-Шане летом снежный барс поднимается на высоты до 4000 метров и более, зимой же порой спускается до 1200, – рассказывает специалист.

Впрочем, существует мнение, что именно благодаря этой труднодоступности снежный барс ещё уцелел, сохранился в высокогорье. Мода на мех диких кошек, несмотря на потуги европейцев отучить народ от живодёрства, пока не проходит, уходить от браконьеров животным становится всё труднее. Учёные говорят, что половина всех встреч снежного барса с человеком заканчивается убийством зверя. Цена на шкуру ирбиса, между прочим, достигает 4000 долларов.

Многое объясняет, правда? Плюс ко всему – в Казахстане нет программы по сохранению снежных барсов, и средства на охрану государственного «символа» из бюджета не выделяются. К сведению: в прошлом году тринадцать мировых стран утвердили глобальную программу по восстановлению численности тигра на 2010-2022 годы, где стоимость российской части программы по сохранению амурских тигров оценивается в 19 миллионов долларов. У нас же катастрофическое сокращение численности снежного барса никого, кроме учёных-энтузиастов, не тревожит. По крайней мере, в Восточном Казахстане за жизнь краснокнижного животного сегодня борется лишь группа любителей – супруги Логиновы. Ирина и Олег буквально посвятили последние десятилетия этому красивому и редкому зверю.

Ещё в 1993 году, когда Олег и Ирина работали в Алматинском зоопарке, они первыми в стране создали клуб «Ирбис». Чуть позже открыли сайт, наладили связи со многими СМИ, общественными организациями, стали целенаправленно работать в этом направлении. Даже мечтали построить питомник для разведения барсов, но не смогли найти на эту благородную цель средств. Необходимо было около 200 тысяч долларов.

– Сейчас снежный барс защищён достаточно хорошо только на территориях двух заповедников: Аксу-Джабаглы и Алматинского, – говорит Олег Логинов. – Ещё он живёт на территориях нескольких заказников. Но, к сожалению, ирбис встречается лишь на небольшой части этих особо охраняемых природных территорий, которые покрывают не более 5 процентов от ареала вида. Получается, что 95 процентов области распространения снежного барса в Казахстане никем не защищено.

В Восточном Казахстане снежный барс обитает в Катон-Карагайском районе, на горных массивах Саур, возможны заходы в Тарбагатай. Звери живут и в Алматинской, и в Жамбылской областях, но согласно исследованиям, их численность продолжает снижаться. А семья энтузиастов по-прежнему пытается ну если не сохранить уникального зверя, то, по крайней мере, привлечь к проблеме его сохранения внимание общественности. Недавно Ирина и Олег создали экологический фонд в защиту снежного барса Snow Leopard Fund, главная цель его, по словам учёных, создание привлекательного образа животного и пропаганда идей его охраны. До сих пор, как отметил Олег Логинов, ни со стороны государства, ни различных НПО не принимается достаточно мер для сохранения ирбиса.

Для сохранения – нет, а вот меры по использованию его привлекательного образа, надо сказать, в меру раскрученного, – как раз то, о чём толкуют пресса и общественность уже больше полугода. Символ Азиады – барсёнок Ирби – улыбается всем практически с каждого плаката, в то время как его сородичам в дикой природе далеко не до смеха. Поговаривают, что у Казахстана есть шанс провести у себя Олимпийские игры 2022 года, хотелось бы верить, что Ирби к тому времени не останется единственным напоминанием казахстанцам о барсах.

07.02.2011

Яна Задорожная

главная